arcticle-014.jpg

Ее символ – черный бык

In vino veritas.

Выдалась очередная череда выходных по случаю праздника, а тут еще подвернулась возможность слетать на пять деньков в Испанию! Если вы хотите увидеть работы самых известных архитекторов современности и у вас нет возможности обойти весь мир, собирая в свою копилку фотографии и впечатления от их творений, то вам сюда! Сантьяго Калатрава, Норман Фостер, Жан Нувель, Фрэнк Гэри, Заха Хадид…

Все как обычно… вот ты работаешь, ночью в аэропорту. Бесконечно долгий перелет в погоне за часовыми поясами превращает семь часов путешествия в четыре, если верить часам.

И вот – Испания!… с одной стороны, ты понимаешь, что это так, но подсознание еще какое-то время сопротивляется и не готово принять эту новую реальность. Но вот уже первые шаги – такси, гостиница… твой маршрут, который ты готовил в перерывах между работой – Барселона, Бильбао, бодеги провинции Риоха, Валенсия… Поехали!

Барселона. Сам город сначала несколько разочаровал. Когда слышишь столько положительных отзывов русских туристов, видишь рекламу турфирм, то и ожидаешь чего-то сверхнового и интересного. Это неправильный подход. Каждый начинает сравнивать новое место с теми, где он бывал, и где ему понравилось: Барселона-Дубаи, Барселона-Париж, Барселона-Екатеринбург. Несчастная Барселона!

Не могу сказать, что город очень ухожен или чист, он скорее напоминает российские крупные города перед 9 мая: прибрано, конечно, но где-то что-то отвалилось, где-то обветшало, где-то не заметили.

Всем любителям архитектуры XX века рекомендую посетить олимпийские объекты на горе Монжуик и павильон Мис Ван дер Роэ. Моих друзей они не очень впечатлили, но я был в восторге, как будто пожал руки создателям. В таких местах почему-то всегда мало туристов. Ту же самую картину наблюдал на Виле Савой Ле Корбузье во Франции.

Страна басков, Провинция вина. Что я знал о Бильбао? Ничего. Поэтому он меня очень поразил. Это крупный город, который еще остается индустриальным центром, но все больше адаптируется к туризму. Источники сети Интернет пишут, что численность города – примерно 350 тыс. чел. Но вместе с окрестностями в Большом Бильбао проживает порядка 3 млн. человек. Он находится в горах. Но! Это не оправдание, чтобы не строить метро вовсе или строить по 2 станции в 10 лет. Строительство местного метро начато в 1995 году. На сегодняшний день оно объединяет порядка 36 станций. Проект этой инфраструктуры принадлежит Норману Фостеру и партнерам.

В городе очень много эстакад, рамп, туннелей, лифтов для пешеходов и автотранспорта. Строительство хотя бы одного подобного туннеля в России стало бы поводом для гордости в государственном масштабе, здесь же это является нормой, которая никого не удивляет. Если источником реконструкции и восстановления сети дорог были средства Евросоюза, то метро, эстакады, набережные, музей Гуггенхайма построены на средства города.

Валенсия. В Валенсию мы поехали на поезде, не на скоростном (прямого нет еще), а обычном, который доставил нас за три с половиной часа. Местами скорость составляла примерно 170 км/ч (мне нравится такой вид транспорта: всегда можно встать, пройтись). Примерно часов в 12 дня мы прибыли в Валенсию. Это южный, курортный город с зелеными улицами, пальмами, просторными пешеходными участками, зданиями 19 века на центральных улицах.

Три бренда этого города, которые мне известны, – Город Науки и Искусств, апельсины и море. Мы за один день успели погулять и по этому испанскому "Сколково", даже в океанариум попали, и искупались в море, и попробовали местные апельсинчики.

Испания удивительна и тем, что архитектурный туризм здесь тесно связан с винным, делая первый только изысканней. Такой букет образов и ароматов открыл заставил обратить меня на кое-что новое. Во-первых, в каждом архитекторе живет и художник, и инженер, и непосредственно архитектор, ну и, конечно, человек со всеми его пороками. Пропорции этих черт у каждого разные. Во-вторых, каждый архитектор "национален", поэтому используемые им формы, текстуры и цвета, обусловлены его мировоззрением, воспитанием, окружением.

Сантьяго Калатрава. Что такое архитектура Калатравы? Ответов существует очень много. Попробую объяснить следующим образом, найдите какой-нибудь свой рентгеновский снимок, стопы или кисти руки. Что вы увидите? Белые косточки, составленные одна к другой, собранные в сложную систему, которая является несущей для нашего организма. Рентгеновский снимок грудной клетки – готовый эскиз для моста, где есть дугообразная опора-ребро и ванты–мышцы, которые несут непосредственно полотно моста. Все сооружения Калатравы напоминают в каком-то смысле такие рентгеновские снимки, когда динамичная и живая система останавливается навсегда, запечатленная в кадре. Художник, инженер, архитектор – все эти категории у него очень сбалансированы. Так любой образ, будь то летящий голубь или атлет, превращаются в архитектурную форму через сложную конструкцию. Причем, когда простой турист видит здание или конструкции Калатравы, чаще он не ассоциирует их с каким-нибудь образом из окружающего мира, и они остаются непонятыми.

Говоря о Сантьяго Калатраве как человеке, хочу пересказать одну историю, которую мне открыли в Стране Басков. В Бильбао и Риохе есть несколько объектов Калатравы: здание бодеги Исиос, аэропорт Бильбао и мост в Бильбао. Из-за последнего мэтр поссорился с администрацией города и они больше не работали друг с другом. Дело в том, что Сантьяго любит свои мосты и пролеты стеклить, а потом подсвечивать снизу, в ночное время этот элемент его работ чарует. Но, как любой архитектор, он не всегда учитывает потребность самого заказчика. Мост в Бильбао осенью и зимой из-за дождей становился очень скользким, и горожане стали падать, в том числе и в реку. Администрация города, чтобы исправить ситуацию, постелила на мосту резиновый ковер. Мэтра настолько возмутило, что без согласования с ним изменили его проект, что он подал в суд и выиграл, второй раз получил деньги от администрации города.

Фрэнк Гэри. Если бы я жил лет сорок назад где-нибудь в Европе или США, я бы по утрам покупал свежую прессу, шел в какой-нибудь бар и читал бы ее неспешно за чашечкой кофе. Но вот прочитав очередную статью, раздосадовавшую меня чрезвычайно, я бы эту газету формата А3, где строчка к строчке, страничка за страничкой взял бы и смял! Вдохновившись содеянным, повторил бы эти формы наказанной газеты в городской застройке – так мог бы появиться деконструктивизм.

Другие же считают, что корни деконструктивизма нужно искать в традиционной еврейской кухне: фаршированная рыба, образ воды как отсутствие формы и структуры, выражение безграничности.

Так пришло вдохновение или иначе не так важно, важнее то, что лишь один человек дерзнул применить такие формы в архитектуре – Фрэнк Гэри, он был первым.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что этот архитектор в Испании любим. В Риохе в бодеге Маркиза де Рискаль всегда готов для него номер люкс, там производят фирменное вино, носящее его имя, которое является коллекционным и настолько редким, что даже не продается. Его работы есть в Стране Басков, Барселоне, в провинции Риоха.

Те, кто останавливался в номерах гостиницы Маркиза Де Рискаль (это здание спроектировал Гэри), отмечают, что даже без отличного испанского вина у них кружилась голова от интерьеров, созданных этим мастером.

С чего все началось… В Бильбао городская администрация в -80е годы пригласила Фрэнка Гэри как непревзойденного мастера реставрации зданий (честно говоря, услышал это о нем в первый раз). Дело в том, что Бильбао – это один из крупнейших индустриальных центров Испании, он специализируется на металлургии, а в -80е гг. был кризис металла. В связи с этим власти решили переквалифицировать город в туристический и культурный центр. Они предложили Фонду Гуггенхайма создать в городе одну из своих площадок для выставок, для чего хотели восстановить старое здание. Когда архитектор понял, какими средствами располагает городская администрация, он не стал себя мучить восстановительными работами, а просто построил уникальное и первое в своем роде здание музея Гуггенхайма в Бильбао! Проект был настолько "сырой" и непродуманный, что по ходу работ в него внесли очень много конструктивных изменений. Десятилетия спустя исследователи объясняли промахи Гэри тем, что не было тогда программного обеспечения, позволяющего проектировать столь сложные формы, а макеты не давали возможности точно рассчитать необходимые конструктивные детали. Гений Гэри – в том, что все остались довольны: он на чужие средства реализовал то, от чего ранее отказались в США, т.к. такие дерзкие идеи в архитектурных формах не применялись еще никогда. Он создает символ целого направления деконструктивизма и получает мировое признание. Здание получает в собственность администрация города и сдает его в аренду фондам музея Гуггенхайма, все вместе привлекает большую волну туристов, что в течение нескольких лет окупает затраты на строительство. Фонд же Гуггенхайма получает еще одну площадку на территории Европы!

Дальше срабатывает принцип домино. В 1992 г. в Барселоне должны проходить Олимпийские игры. Власти благоустраивают город и пытаются вдохнуть в него другую жизнь, отказаться от индустриального мегаполиса в пользу туристического центра. Город нужно сделать аттрактивным, т.е. привлекательным для самых разных гостей! У Бильбао это получилось, давайте не будем изобретать велосипед и пригласим американскую знаменитость! Гэри возводит в Порту Олимпик гигантскую скульптуру Карпа (кто не знает, тот не сразу поймет, барселонцы до сих пор считают, что это кит).

В 1990-х годах Испания вступает в ЕС. Благодаря этому она получает средства на реконструкцию транспортных сетей и развитие сельского хозяйства. Сельское хозяйство Испании – это виноградники для виноделия, апельсины, скотоводчество. Основное – виноделие! Мало того, что испанцы модернизируют свои производства, они пытаются привлечь туда туристов. А туристам нравится все новое, непонятное и дерзкое, поэтому снова не стали изобретать велосипед и пригласили Гэри. В 100 км от Бильбао он строит отель для бодеги Маркиза де Рискаль.

Бодеги (местное название виноделен) – это отдельная тема. Бутылка вина в Испании стоит порядка 12 евро, в России цена возрастает в пять раз. Теперь можно прикинуть сколько бутылок помещается в одной бочке, а на фотографиях видно сколько бочек в погребах Испании. Это все деньги, причем большие. С недавних пор вино научился пить Китай, и он скупает все и по любой цене. Повсеместно в Испании практикуют "фьючерсы", т.е. продают вино, которого еще нет. Крупные винные дома привлекают к строительству своих заводов известных архитекторов и инженеров. Как нам объяснили, эти люди из поколения в поколение занимаются производством вина, они просто не могут себе представить, на что можно потратить заработанные на вине деньги, как не на производство этого же вина. Они нанимают самым известных архитекторов (Заха Хадид, Норман Фостер, Ричард Роджерс, Сантьяго Калатрава….), чтобы быть лучше, чтобы их бренд гремел на весь Мир!

Людвиг Мис ван дер Роэ. Недавно сделал очередное открытие, важное для меня и бессмысленное для истории и архитектуры. В 1927 - 1929 гг. в разных странах разными мастерами строятся три здания абсолютно разного назначения, но в духе новой революционной эстетики: Вилла Савой Ле Корбузье, Белая башня на Уралмаше Моисея Рейшера и выставочный павильон Германии Людвиг Мис ван дер Роэ в Барселоне. Жилой дом, промышленный объект и выставочный павильон – что в них особого? Ничего! С позиции человека XXI века. Потому что множество зданий вокруг нас – прямые наследники той эпохи и тех принципов. Для меня – они лучшие образцы того времени, простых форм, отказа от декорирования, сбалансированности объемов, цвета. Будь то параллелепипед или цилиндр, их держат не массивные глухие стены, а изящные опоры колонн, делая массивность сооружения открытым всем ветрам, природе, миру. Слова пусты – они не объяснят цвет, масштаб, текстуру лучше, чем их увидят глаза, почувствуют касания руки, осознает мозг, забьется чаще сердце, и мурашки побегут по коже… Много уже сказано, много публикаций и книг написано на разных языках про эти памятники архитектуры. Рядом с ними, как при беседе с хорошим учителем, хочется помолчать.

Людвигу Мис ван дер Роэ было 43 года, когда он создал свой павильон в Испании, уже этим оставив память о себе на многие десятилетия. Мне же остается не упускать возможности использовать любую череду выходных, чтобы искать, находить наследие живой архитектуры прошлых эпох и современной в зданиях, чувствовать и вдохновляться ими, равняться на них и обращаться к ним как выдающимся представителям моего собственного рода.

Материал подготовил Владимир Грязнов

  • +7 904 984 41 41
  • Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Мы в соц. сетях: